Зоя ЭЗРОХИ (Россия)

ВСЕ АВТОРЫ ПРОЕКТА «70» →

 

«70» – международный литературный проект русско-американского издательства KRiK Publishing House, посвященный 70-летию Государства Израиль, которое было провозглашено 14 мая 1948 года.
На главную страницу проекта →

ОТЪЕЗД

Сочетаются все антитезы
И присутствуют в каждой судьбе –
Так же, как образа и обрезы
Уживаются в русской избе.

И в краю этом, кровью умытом,
Где свирепствуют культ и застой,
Достоевский был антисемитом,
Алексей был таким же Толстой.

Не любил нас писатель Аксаков,
Гоголь всех бы евреев убил,
И – ужасно промолвить – Булгаков
Тоже, кажется, нас не любил.

И теперь под напором цунами
Дал корабль ужасающий крен.
Подгоняемы страшными снами,
Люди редьку меняют на хрен.

Люди шило меняют на мыло.
До свиданья тому кораблю.
Всё забуду я, что я любила,
И другое совсем полюблю.

Крестовидные ёлкины лапы
Посылают последний привет,
А тарасы Руси и остапы
Улюлюкать берутся вослед.

Всё забуду, немного поплакав
По родным озверелым краям.
Но ужасно подумать: Булгаков
Непонятен моим сыновьям.

1989

ЗА И ПРОТИВ

А там зарежут террористы.
А здесь не примут в институт.
А здесь узоры серебристы
На зимних окнах расцветут.

А там – экзотика, верблюды,
Разнообразье вкусных блюд,
А здесь, а здесь – не сдать посуды,
А здесь на улицах блюют.

А вдруг свобода только мнится?
А там религия в чести.
А здесь повсюду коммунисты
И все дороги каменисты,
И все исчерпаны пути.

Вражда в таинственных арабах,
Чужих письмен чудная нить…
Теряюсь я в попытках слабых
И избежать и сохранить.

Найти такую бы планету:
Родной гранит, родной туман,
Но ни Советской власти нету,
Ни агрессивных мусульман.

Там беспросветною угрозой
Не нарушается уют,
И под развесистой берёзой
Пасётся ласковый верблюд.

1989

* * *

Не могу я уехать из этой страны,
Не могу, не могу, не могу.
И смотрю сквозь туман, и строений видны
Очертанья на том берегу.

Вот уж мост наведён и налажен паром,
И приморские ветры свистят:
«Если кто не желает убраться добром,
Тот получит коленом под зад!»

Как спокойно ушёл несгибаемый Лот!
Так, наверно, и мы не должны
Сомневаться и в море забрасывать лот,
И разгадывать шёпот волны.

Если долго смотреть – не в пример остальным, –
Как морская вздымается грудь,
То застынешь навеки столпом соляным –
Ни туда ни сюда не шагнуть.

1990

ШОПИНГ

Когда отважные деньжата
Вдруг собираются гурьбой,
Они меня влекут куда-то,
Шуршат, бренчат и рвутся в бой.

Люблю я этот спорт посильный,
Его простой ажиотаж,
Товар посудный и носильный
В чаду покупок и продаж.

Мне путеводный светит список,
Чтоб жизнь бесцельно не текла:
Расческа, тазики для кисок,
Тетрадь, клеёнка для стола…

Прости меня, о Спилберг Стивен,
Что не ослепла я от слёз.
Так этот мир жесток и дивен,
И всякой мелочью оброс.

Как можно после Холокоста
Шутить, смеяться, покупать?
Но можно, очень даже просто –
Клеёнка, тазики, тетрадь.

1995


ДЕНЬ, ПРОВЕДЕННЫЙ ДОМА

Сегодня я сидела дома,
Боясь еврейского погрома
В честь христианства на Руси.
Собака мне с немым вопросом
На дверь показывала носом,
Я отвечала: «Не проси».

И было мне с утра тоскливо,
Как в безнадежный час прилива
На нешироком островке.
Держа кулак на изготовку,
Антисемитскую листовку
Сжимала Родина в руке.

В борьбе жестокой с пылью, молью,
С душевной и телесной болью
Я обессилена давно.
Теперь мне «Память» треплет нервы
При попустительстве Минервы,
Которой, видно, всё равно.

Быть может, мы и впрямь наглеем?
Уж сколько благ дано евреям,
Мне – ямб послушен и хорей,
Евреи всюду – в каждом споре,
И даже в православном хоре
Поёт знакомый мой еврей.

Но я Христа не распинала!
И даже этого финала
Не одобряла никогда.
Немало я взяла на плечи,
И, умерев, из русской речи
Я не исчезну без следа.

Сегодня я сидела дома,
Боясь еврейского погрома.
Была на улице жара.
И никуда я не ходила,
И посидела очень мило,
И даже что-то сочинила –
Ведь нету худа без добра.

1989

ЗОЯ ЭЗРОХИ – поэтесса
Автор нескольких книг поэзии и прозы. Публиковалась в журналах «Юность», «Новый мир», «Нева» и др.

Живет в России

Реклама