Владимир ХАНАН (Израиль)

ВСЕ АВТОРЫ ПРОЕКТА «70» →

 

«70» – международный литературный проект русско-американского издательства KRiK Publishing House, посвященный 70-летию Государства Израиль, которое было провозглашено 14 мая 1948 года.
На главную страницу проекта →

ИХ ЖИЗНЬ ПРОЧУВСТВОВАЛ

Тот переулок был как многие у нас:
То виллы белые, то хижины из камня
Отёсанного плохо. Летний день
Всё светом заливал вокруг преярким.
…Как вдруг увидел я в дверном проёме
Невзрачной хижины – царил там полумрак –
Лицо прелестное и чудную фигурку
Еврейской девушки с кувшином. Лишь на миг
Мы повстречались взглядами – улыбку
Она послать успела мне лукавую
И скрылась в доме. Дальше я шёл
Как бы во сне. Виденье разбудило
Во мне такие струны, о которых
Я не подозревал, но тотчас понял их:
Неумирающие это были струны
Прапамяти – в одно мгновенье
Я словно очутился в Украине
С её местечками, забытыми сегодня,
И своих предков жизнь прочувствовал всем телом

2 июля 2005

МОЖЕТ БЫТЬ ПОЙМУТ

У правителя сегодня день рожденья.
Сто быков вчера велел заколоть он,
Кур, гусей, лебедей, овец без счёта,
Резать лишь свиней запретил —
В честь гостей – иудеев почтенных.
Да в своём прекрасно убранном парке
Сто свечей велел зажечь христианских:
На столбы христиан велел подвесить
И смолой их облить тягучей чёрной.
Как начнут они гореть огнём ярчайшим,
Может, вспомнят, как во время приезда
Христианских гостей из Дамасска
Точно так же зажжены были в парке
На столбах иудейские свечи.
А христиане, толпою собравшись,
Хлопали в ладоши да кричали:
«Так и надо им, обрезанным, так их!»
Может быть, сейчас, при ярком свете
Этих свеч поймут они всё же,
Относиться как следует к ближним

17 июля 2005

* * *

Кутить, геройствовать. Бывать за океаном,
Есть устриц и рокфор, пить скотч и Абсолют.
Общаться запросто с изгнанником – титаном
Поэзии. Нигде не ждать когда нальют.

Работать на износ за жалкую зарплату,
Мечтать о пенсии, глотать валокордин,
Не позволять себе сверхплановую трату,
Меж съёмных и чужих скитаться до седин.

Похоже, Время спит, и только мы проходим.
Где детство в Угличе? Рай Царского Села?
Не замедляя шаг, меж двух несхожих родин
Так жизнь моя пройдёт или уже прошла.

Там бедный воздух сер, а здесь горяч и древен.
Там прожил пасынком – и здесь не ко двору.
Засохшей веткой на своём фамильном древе
Я здесь – не важно, где: в Хевроне, Беер Шеве —
Когда-нибудь умру

Усталым, видимо, и вряд ли слишком смелым,
Уже не издали глядящим за порог,
Где ждёт нас всех она – костлявая, вся в белом,
Всему на свете знающая срок –

Геройству, кутежам, смиряющей работе,
Диковинному сну, где вместе ад и рай,
Хулон, Бат Ям, Кацрин, Хермон в крутом полёте,
Седой Ям а-Тихон* в полуденной дремоте,
Цфат, Иерусалим – и солнце через край!

* Средиземное море (иврит)

ИСТОРИЯ, БЕССПОРНО

«Всё то, чем мы живём – не только жизнь,
Но и История» – так говорил старинный
Приятель мой (историком он не был)
«Однажды, – продолжал он, – мы с семьёй
Поехали в тот южный городок,
Где мой отец родился.
Приехали – и прямо на вокзале
Отец подошёл к старику, еврею явному по виду,
Спросить, где можно снять на месяц
Квартиру, и получив ответ,
Свою назвал фамилию (прошло уж
Примерно тридцать лет, как он из городка того уехал)
«Ну, как же, – тот еврей ему сказал, –
И вашего отца я знал – дружили
Мы в детстве с ним и в юности – и деда:
Большой был человек – АИД АКЕЙСЕР
(на идише «аид акейсер» – «еврейский царь»)»

Вот так я, – закончил речь свою приятель, –
Узнал, что в сорок первом под Одессой
Был немцами казнён последний царь евреев»

История? – История, бесспорно.

ПО ПАМЯТНЫМ МЕСТАМ

Водил приезжих иностранцев
По памятным местам Столицы: храмы,
Развалины античные, пещеры
Эпохи Хасмонеев, византийских
Времён постройки. Несколько могил:
Иосифа, пророка Самуила,
Царя Давида, Йешуа Га-Ноцри.
Последних целых три. Зачем? – У всех чтоб
Конфессий христианских (неприемлем
На эту тему спор!) была своя.

Согласен, скромновато… Пантеон
Намного величавей. И Вестминстер.
И Нотр-Дам, Сан Пьетро, Сакре Кёр,
Виндзор, Альгамбра, Эльсинор… Куда нам
До Ричардов, Людовиков и Карлов:
Аристократы, голубая кровь,
Герои! А у нас, как на подбор,
Одни плебеи. Тот – простой пастух,
Другой – слуга, а этот – вообще
Мамзер :* его отца в глаза никто не видел.
И то сказать: не Лондон, не Париж –
Провинция, дыра, медвежий угол

* мамзер – незаконнорожденный (идиш, иврит)

ОСТАВИЛ ТРОН И РИМ

Ещё пекло, когда центурия «Молниеносного»,
Спеша, неслась во весь опор к Хадере.
Внезапно выскочив из-за холма
Передовые чуть не сбили с ног
Прохожего в изодранном плаще и
Широкополой шляпе – тот едва
Успел отпрыгнуть в сторону. Последний всадник,
Оборотившись, крикнул: «Не зевай, агенобарб,*
А то до дому не дойдёшь. Хей-хоп!»
Прохожий – впрямь рыжебородый – долгим
И грустным взглядом проводив отряд,
Вдруг на чистейшей произнёс латыни
Коротенькую фразу: это был
Девиз промчавшегося легиона.
Который помнил он ещё с тех пор,
Когда был римским императором Нероном,
Что много лет назад оставил трон и Рим
И удалился в Иудею
Учиться царственной религии евреев**.

* Рыжебородый (таково было и прозвище Нерона)
** Существует легенда, что Нерон не покончил жизнь самоубийством, а отрёкся от власти и скрылся в Иудее, где принял иудаизм.

ВЛАДИМИР ХАНАН – поэт, прозаик, драматург, представитель так называемого «питерского андеграунда». В СССР печатался «самиздат» (до перестройки)
Автор книг стихов и прозы, а также более двухсот публицистических статей в периодике Израиля и США. Публиковался в литжурналах «Звезда», «Иерусалимский журнал, «Волга», «Знамя» и других изданиях России, США,  Англии, Франции, Генмании, Австрии, Литвы и Израиля.
По образованию историк (ЛГУ).  До эмиграции работал слесарем, лаборантом, сторожем, оператором котельной.  Эмигрировал в 1996 г.

Живет в Израиле

Реклама