Геннадий КАЦОВ (США)

ВСЕ АВТОРЫ ПРОЕКТА «70» →

 

«70» – международный литературный проект русско-американского издательства KRiK Publishing House, посвященный 70-летию Государства Израиль, которое было провозглашено 14 мая 1948 года.
На главную страницу проекта →

ИСХОД

Они всё шли и шли, и из-под ила
Тысячелетий липкий хлам вставал,
И вертикально неземная сила
Держала с двух сторон кипящий вал.

Ещё рабы под властью фараона,
Ещё, по сути, разношерстный сброд,
Не знавшие свободы и закона
И сам в себя не верящий народ,

Они всё шли вперёд, для прочих наций
Став навсегда живым примером в том,
Что если уж из рабства выбираться,
То безоглядно и с большим трудом.

СУДНЫЙ ДЕНЬ I

А ты не спишь в ночи: не умер,
Не жив, хотя не одинок,
И до рассвета «бу-бу-бубер»
Стучит, бубнящее, в висок.

Осенний Судный день, в который,
Записанный в одну из книг,
Услышишь звуки кьеркегорна,
Что сам собой в тебе возник.

И барабанной перепонки
Разрыв нельзя предугадать,
Когда возникнет голос звонкий,
Закрывший в храме День Суда.

Какой народ – такой и гегель,
И одиночество в пути,
В пяти тысячелетнем беге,
Обречено себя спасти,

Себя вести через потери
Букв алфавита, букваря
Всего – но у конечной цели
Всё это заново творя.

Среди земных дорожных знаков –
Альгамбр, рейхстагов, пирамид, –
Путь одиночеств одинаков,
Как и монад. И маймонид.

* * *

Сейчас спаслись. Лишь скрылся под водой
последний колесничий фараона,
теперь везде – и поперёк, и вдоль,
отсель, как говорится, и досель –
одни рабы еврейского закона:
«Веди нас безоглядно, Моисей!»

Ты наш владыка и во всём указ,
стегай нас плетью, четвертуй, не милуй,
казнить захочешь – мы воспримем казнь
с рабам присущей радостью, как дар,
и в братскую возьмём его могилу:
«Веди нас безоглядно, государь!»

Владей народом, беспощаден будь,
мы с трепетом любой приказ приимем,
а бунтовать начнём – погасишь бунт,
пусть годы кровь от страха в жилах стынет.
«Вы, – он сказал, – не заслужили Имя!»
И сорок лет водил их по пустыне.

ДЕНЬ ОТЦА: ВЕТХИЙ ЗАВЕТ

Послесловие – Слово-итог, как огромный глоток тишины,
Непременно наступит и тени платоновской мрачной пещеры,
Обернувшись в объем и в прозрачную плоть, отойдут от стены
И вернутся в День Первый, где слово пропахло страданьем и серой.
Там наличие медленных пауз, их гладкий бескрайний поток
Из тягучих молчаний и пены – одно первородное пиво,
Что ничем не заполнено, только теченье, а главное – срок
Окончания всех испытаний не знает, как праведный Иов.
Бесконечная масса тоски в виде круговращения мглы
Без объекта любви, ибо случая нет, ибо нету печали –
Полнота невозвратности явится (кольца, прямые, углы)
После Первого Слова, а значит мы снова в местах изначальных.

РОШ ХА-ШАНА

Шестидневка пролетела, как сон.
Подуставших бледных ангелов сонм
Растворился, и теперь в тишине
Почитать бы, да расслабиться мне.

Пыль пока не улеглась, но притих
Мир ночной – дневного дагерротип,
В нём, примерно, тёплой суши на треть,
И морям осенним долго сыреть.

В них является ночная звезда –
Серебрится мелкой рябью вода,
Облака плывут, как рыбы; в тиши
Опадают камни с дальних вершин.

Мир в гармонии, в единстве октав.
Коль уж создано, пребудет всё так,
И, как каменщик, достроив фасад,
Я итогу обозримому рад…

Подогнав последний горний вершок,
Он подумал: «Всё теперь хорошо,
Правда, палец придавил кирпичом,
Но как здорово, что план воплощён.»

День шестой течёт, сонливый такой,
Лень подвигать что ногой, что рукой,
Не разбудят даже грохот и вой
От всех мастерски им созданных войн.

СУДНЫЙ ДЕНЬ II

Пламя всерьёз изучает предмет до тла,
Так же как жизнь зачитает до дыр карман:
Бог Милосердия, то бишь добра и зла,
Как для рыбацкой фелюги – гигант-кальмар,
Видится мне возглавляющим в день Суда,
В зале, похожем на бальный, без слов процесс,
Сроки там, большею частью от «навсегда»,
Можно на божьем бескрайнем лице прочесть.

Ветер Атлантики трогает небосвод,
Гладит гудящего купола плексиглас:
Словно ты годы куда-то спешил – и вот
Остановился, не веря тому, что глаз
Застит слеза (это ветер, а что ещё?)
И будто птичий протяжный над ухом звук,
Весть на закате о том, что сейчас прощён,
Ибо пока есть на выбор – одно из двух.

ГОД 5776-Й

Память сладкого теста в сплетениях халы,
Наполнявшего прежде вершины холмов,
Чьи скупые ландшафты по вышним лекалам
Человек ни представить, ни помнить не мог.

Чешуя небосвода, плывущего к югу
В рыбьем жире рассветном, сквозь толщу веков,
Где упавшие звёзды, прощаясь друг с другом,
Орошают пустыни из чёрных песков.

Кровяные тельцы в восходящем тумане
Путь меняют на белый, и путник в ответ,
Поминая с тревогой языческий танец,
Расправляет ладонями Ветхий Завет.

Пряный запах над книжной страницей ванили,
Шестикрылого солнца парящий полёт,
Жёлтой ниткой пришитый к пространству – и/или
По деревьям сентябрьским стекающий мёд.


АПОТРОПЕЙ

Горизонт, чей восход одинаков,
Пусть и непредсказуем закат,
Сбережёт от блуждающих знаков,
Всё, что вышняя носит река.

Там мой прадед и дед кожемяки,
Белошвейки их жёны, их слог
Будет вечно картавым и мягким,
И тяжёлым и мокрым весло, –

Уплывают в цитаты поверий,
По страницам молитвы, где гром
Сотрясает скрипящие двери,
Предвещая воскресный погром.

И летит деревянная стружка,
Стаей птиц становясь на пути,
Где малышка седеет старушкой
И ничто их не может спасти.

Кто бы нас уберёг от времён тех,
От разлуки с несчастной роднёй,
Всё плывущей по царствию мёртвых?
Жертв грядущих – одну за одной.

Шестикрыла и шестиконечна,
Ночь никак не исходит, пока
Горизонт – неспеша, человечно –
Не пропишет по небу рука.

ГЕННАДИЙ КАЦОВ – поэт, писатель, журналист, эссеист и литературный критик.
Был хорошо известен в литературных кругах Москвы 1980-х. Один из создателей легендарного московского клуба «Поэзия» и участник литературной андерграундной группы «Эпсилон-Салон». Вернулся к поэтической деятельности после 18-летнего перерыва в 2011 году.
Автор девяти книг, включая экфрасический поэтический проект «Словосфера», в который вошли 180 поэтических текстов, инспирированных шедеврами мирового изобразительного искусства, от Треченто до наших дней.
Геннадий Кацов – лауреат литературной премии журнала «Дети Ра» (2014). Его поэтические сборники были номинированы на «Русскую Премию» (лонг-листы 2014 и 2015 годов), «Волошинскую премию» и премию «Московский счёт».
Постоянно публикуется в периодических литературных изданиях в России, Европе и США.  Поэтические тексты и эссе Геннадия Кацова опубликованы в литжурналах «Дружба Народов», «Звезда», «Знамя», «Интерпоэзия», «Дети Ра» «Крещатик», «Слово\Word», «Новый Журнал», «День и ночь», Homo Legens и др. Его стихи переведены на английский язык.
Геннадий Кацов является одним из создателей и участников геопоэтического проекта НАШКРЫМ.
Геннадий Кацов почти 18 лет работает на русско-американском телеканале RTN-WMNB, где ведет три авторские программы. В разные годы был главным редактором русского радио и нескольких популярных русскоязычных изданий. В 2014-м году Геннадий Кацов был номинирован на премию «Человек года Русскоязычной Америки 2014» в категории «За выдающиеся достижения в области СМИ».

Живет в США